Опус Япония

Страницы:

Скачать:

Опус Япония
Тип: Adobe Acrobat; 20,8 Mb; скачиваний: 997

«И впервые мы, двое нищих студентов, в чём-то
сошлись: никакое сознание и никакое деяние,
решили мы, не сравнится с наслаждением уплыть
по волнам в неведомые дали…»
Юкио Мисима. «Золотой Храм»

ВВЕДЕНИЕ

Россия – огромная империя, раскинувшаяся на пол-мира, и у неё много соседей: больших и маленьких стран, разной степени дружественности. Но Империя в соседях всего одна, и находится она здесь, далеко на Востоке, напротив порта «Владивосток» по ту сторону моря: море это – японское и страна эта – Япония.

Достаточно сесть на морском вокзале Владивостока на белоснежный комфортабельный пароход и тихим ходом в 15 узлов отправиться по синему-синему морю, отдыхая в шезлонгах и попивая кофе в ресторане перед большими окнами, открывающими сказочный вид, и вот, менее чем через двое суток пути Япония раскинется перед Вами на множестве своих островов.

Даже беглый поверхностный взгляд туриста, высадившегося в одном из портов Японии, лишённый возможности глубокого анализа экономической статистики, сразу же установит тот факт, что Япония – страна экономически чрезвычайно развитая. Япония убежала в своём развитии далеко – далеко вперёд от своих Азиатских соседей, и практически ни в чём не уступает своим Западноевропейским «одноклубникам», а во многом, скорее всего и превосходит их (здесь, кстати, у меня есть особое мнение насчёт общественных туалетов, и я постараюсь в дальнейшем изложить его подробно).

Володя Торов – наиболее японизированный участник нашей экспедиции, благодаря своему искреннему интересу к Японии (а также к некоторым красивым русским девушкам) очень удачно вписал нас шестерых в большой коллектив (человек двадцать) и таким образом сделал нас участниками некоего проекта под названием «культурный обмен». Здесь нет никакого подвоха: мы едем познавать японскую культуру, по возможности выставляя напоказ только положительные стороны нашей собственной, отечественной культуры; правда у некоторых дополнительных участников нашего коллектива, прибывших из других отдалённых городов Приморского края, таких сторон, к сожалению, не окажется в наличии, и им придётся демонстрировать японцам то, «в чём мать родила».

Развёртывать кампанию культурного (или бескультурного, как получится) обмена нам предстоит на самом большом из островов японского архипелага – на острове Хонсю. Населённый многочисленными японцами остров ждёт нас, и для начала нам надо в полном составе и вовремя собраться на морском вокзале, и культурно занять свои каюты в недрах большого теплохода в соответствии с приобретёнными билетами. Эй там, на шхуне, скинь трап!

®&© Никита и Дина Цимбельман, декабрь 2009

«Когда пишешь письмо, пиши его так, чтобы его не
стыдно было повесить на стену». Ямамото
Цунэтомо (из книги самурая - «Хагакурэ»)

I. ОТПЛЫТИЕ. ВСТРЕЧА В МОРЕ

Поднимается занавес. Сцена отплытия. Декорации – морской вокзал Владивостока, прибрежная полоса, теплоход у пирса. Сопровождение – плещущаяся вода, запах моря, приглушенный шум портового города. Одежда героев преувеличенно соответствует эпохе. Действующие лица:

Никита (это я – автор записок) – молод, красив, элегантен, очень скромен, ну просто всеобщий любимец, все-об-щий любимец;

его супруга Дина – милая, добрая и обаятельная девушка, капитанская дочка, но боится кáчки;

Паша – внешне добрый и хороший, а внутри – ещё добрее и лучше. Иногда, бывает, хоть и рассердится, и мордой по столу повозюкает, а всё равно простит и слово доброе завсегда скажет;

Оксана – его супруга: чудо, как хорошо смеётся, и танцует прекрасно, и из глины умеет такие штуки лепить – просто красота;

Володя – магистр каких-то там наук, находится на отдыхе после успешных защит научных работ перед полысевшими замшелыми комиссиями. Организатор всей этой потасовки, учится говорить по-японски и желает выяснить, достаточно ли хорошо японцы владеют японским языком, и стоит ли иметь с ними в этом смысле дело;

Лёша Ё (никто точно не знает его имени) – покрывает всю окружающую действительность равномерным слоем презрения, не ставя её ни в какое сравнение с реальностью виртуальной. С удивлением обнаруживает в себе проникающие наружу сентиментальные порывы к прекрасному, но спохватывается и с удовольствием гасит их очередной порцией ядовитой критики в адрес окружающего пространства.

Провожающие: Пашин папа и мои родители. Туда-сюда снуют пассажиры разных мастей, желающие попасть в Японию с разными намерениями – кто-то домой хочет (это, в основном, японцы), кто-то, наоборот, домой не хочет; кто-то хочет машину купить, кто-то – хочет её же продать, и только мы, преисполнившись великой цели, отправляемся в Японию с благородной миссией культурного обмена, разрушая тем самым препятствия к дружескому сближению наших народов, и по мере сил приближая миг всеобщего счастья...

Такова мизансцена. Миновали таможенные формальности, ласковое солнышко подхватило нас своими лучиками и не-е-ежно так препроводило по трапу в комфортабельные двухместные каюты большого корабля, оставив время изучить металлические окрестности, и побродить в ожидании отплытия по палубам, лестницам и площадкам внушительного по размерам морского круизного лайнера.

Приближаемся к морскому вокзалу: на стоянке. В группе провожающих Пашин папа и моя мама. От моего папы здесь виден только чехол от фотоаппарата, который он забыл на капоте

Зеркальный фасад вокзала отражает ожидающий нас теплоход

Нас шестеро: мама не едет, вместо неё поедет Володя (На фото слева направо: Паша, Лёша Ё, Я, моя мама, Оксана, Дина, Динин чемодан)

Уже на борту: корабль размером со здание Морвокзала. А иногда паркуются здесь лайнеры, трюмы которых могли бы поглотить три таких вокзала

Портовый город – Владивосток Конец сентября: солнечная приморская осень

Осматриваемся на палубах теплохода «Русь». Подробнее о нём – в следующей главе

Отчалили. Пашин папа уже прибыл домой и фиксирует момент отплытия из окна квартиры, расположенной в э-лит-ней-шем районе нашего города

Поначалу нас сопровождает буксир

Японские машинки доставлены из Японии

Виден полуостров Назимова: опоры будущего моста на остров Русский

Слева по борту - «Direktor»

Оказывается, в море тоже могут произойти мимолётные встречи. Известно, что в этот самый день теплоход с забавным названием «Direktor», пилотируемый Дининым папой – Николаем Ивановичем Дунаевым – капитаном дальнего плавания (Deep Sea Captain) стоит при выходе из бухты на рейде, и есть возможность повстречаться вот так, в море, на ходу, не останавливаясь в потоке стремительно текущей жизни

Дина – капитанская дочка – машет папе рукой и посылает слова приветствия в телефонную трубку

Динин папа умеет управиться и с этой горой железа с табличкой «Director» и с населяющей его командой. В морской среде капитана называют «Мастер», и Николай Иванович – настоящий Мастер своего дела

«Когда в пути необходимо перебраться через реку,
следует всегда прибегать к помощи перевозчиков,
ибо, если поскупишься на расходы и поедешь
самостоятельно, может случиться так, что лошадь
упадёт, вещи промокнут, а слуга окажется раненым.
Тогда будешь выглядеть очень глупо». Ямамото
Цунэтомо (из книги самурая - «Хагакурэ»)

II. ТЕПЛОХОД «РУСЬ»

Существует мнение, что интересные самодвижущиеся механизмы, такие как автомобили, самолёты или корабли, несмотря на массовость производства – уникальны каждый в отдельности, и каждый из них обладает неповторимыми, присущими только ему одному особенностями, что постепенно формирует в них характер, и приближает к существам одушевлённым.

Люди, которые близки к этим машинам – пилоты, водители, экипажи – чувствуют это явление и зачастую «с закрытыми глазами» способны понять настроение металлического существа, иногда даже предсказать его поведение, отличить его по звуку из сотен аналогов. Особое ощущение присутствия души в недрах собранных воедино металлических узлов и агрегатов, наполняет и меня, нахожусь ли я в самолёте, на корабле или в автомобиле. Если на минуту допустить, что ощущения эти не обманывают нас, можно было бы сказать, что у теплохода «Русь», принявшего нас на борт, душа широкая, а характер спокойный и сильный. Люди по всякому приспосабливали его к требованиям экономической эффективности, гоняли по всему миру, меняли названия, перевезли в суете тысячи машин, набивали трюмы запчастями, но характер судна остался прежним: на его борту нам спокойно, надёжно и комфортно; на время путешествия – это наш дом.

Корабль этот родился в 1986 году, сойдя со стапелей польской верфи с труднопроизносимым названием Stocznia Szczecinska (что-то типа Штоцния Шцзецинска), местечко Щецин. Серию судов такого типа обозначают именем первого (головного) судна: «судно типа Дмитрий Шостакович». Всего судов – близнецов выпущено семь, «Русь» из них – последний, самый молодой и самый совершенный: недостатки, выявленные при эксплуатации шести старших собратьев, были устранены при вынашивании младенца-корабля во чреве матери-верфи. Насколько мне удалось выяснить, все суда-братья до сих пор живы и бороздят океаны под разными национальными флагами.

Интересно, что изначальная функция судов типа «Дмитрий Шостакович» - «автопассажирский паром»: наряду с комфортабельными каютами судно снабжено вместимыми трюмами для перевозки автомобилей. Однако в этом качестве первые корабли серии не оправдали себя (видимо, торговля машинами в «соцлагере» шла не так бойко, как хотелось бы), и до 1985 года все выпущенные лайнеры были переоборудованы под состоятельных бездельников – любителей морских круизов. Здесь есть бары, музыкальные салоны, чудные прогулочные палубы, бассейн и другие удобные и приятные места.

Из семейного фотоальбома «Руси»: детство, молодость, зрелость

Времена идеологического идиотизма требовали, чтобы при рождении кораблик был назван «Константин Черненко»1, что и было сделано, но в 1988 году, видимо, была установлена неактуальность присвоенного имени, и судно получило своё второе название – «Русь». Недавно «Русь» была остроумно и ненавязчиво переименована в «RUS», сменила окраску с белой на синюю, и о дальнейшей её судьбе в связи с повышением пошлин на японские иномарки что-либо сказать трудно: как и судьба человека, судьба корабля предсказуема лишь отчасти, а зачастую и вовсе непредсказуема.

1 для тех, кто не знает этого человека и хочет что-нибудь о нём узнать: советую поторопиться, ибо имя этого правителя-старца, под руки пронесённого из зала Политбюро сразу в склеп, стремительно тускнеет и растворяется где-то в недрах исторической канализации

Володя и Лёша Ё осматривают каюты. Им повезло меньше, к ним подселили ну совершенно незнакомого мужчину (слева направо: дядя Вова, дядя лЁша)

Внутреннее убранство каюты – простое и элегантное. Есть телефон, телевизор, душ и туалет: всё, как в гостинице

Дина сообщает на берег о нашем завидном положении

Центральная лестничная клетка корабля – «парадная» лестница

«Зелёная зала» с большими окнами: можно любоваться морем, попивая утренний кофий. Кадки с цветами прикручены к полу: качка

На корабле Сами-с изволили-с бывать-с …

Это музыкальный салон. Здесь проходили организационные встречи нашего большого культурного десанта

Ресторан. Питание – хорошее, и, главное – «оплоченное»: это сближает. Как показывает опыт, неорганизованность процесса питания постепенно вносит в коллектив раздор и смуту

Трюмы корабля готовы к приёму машин
В металлических дебрях нижних палуб мы нашли гладильное помещение

Бассейн чудесным образом наполнился водой вскоре после выхода в море

Страницы:
Дата публикации: 02.12.2010


К списку публикаций в разделе